des_epine
Крайний день на Майорке был отмечен двумя событиями – походом на пляж и посещением рыбного рынка.


Я совершенно не удивлюсь, если окажется, что составители средневекового бестиария были рыбаками. На этом кладбище расчлененной и помирающей рыбы встречались такие монстры, до которых не додумалась даже моя фантазия. Головы с белесыми глазами скалили огромные пасти, а итальянские продавцы бегло расхваливали товар, попутно наматывая кишки и раскладывая пластины рыбьего мяса. Студенистые тела кальмаров дрожали от покупательских шагов, а осьминожьи щупальца тянулись присосками в сторону любопытных. Одна мертвая рыбина с хитрой ухмылкой глазела на меня совершенно сознательно, и я постаралась затеряться в толпе.
Лениво шевелились омары, конвульсионно подрагивали креветки, ракушки с мидиями продавались в развес и молчали. Рыбьи головы торчали из горок колотого льда как глиняные львы на стенах зданий. Часто мелькали на лотках типичные представители городских бассейнов – подвид золотой рыбки. Точно такие, как живут в Московском доме пионеров. Становилось неуютно от встречи со старыми знакомыми.
Рыбьи трупики, лишенные кожи, молили о пощаде, а на весах свешивались лапшой белесые мальки. Покупатели тыкали пальцами в остывшие плавники и жабры, и придирчиво заглядывали в затухающие глаза раков.
Посмотрели мы на это, посмотрели… Пошли во фруктовый ряд и купили арбуз. Мне вообще сказали, когда устрицу жуешь – она пищит. Оно мне надо?

Далее по плану намечалось посещение пляжа. Пряж выбрали самый красивый – с прозрачной водой, белым песком и кучей отдыхающих. Отдыхающие здесь были мирные, чаще с детьми, очень часто топлес. Но о прелестях подобного загара вам расскажет кто-то другой. Главное было то, что мне выдали трубку и маску.
Во-первых, я опять испугалась. Боюсь я часто, но до тихих стонов боюсь я редко. А тут что-то проняло. И вроде глубина не большая, и вроде нырять не надо, и вроде вон – все так плавают… Но как же это страшно и красиво в первый раз!
А началось все с того, что мне обещали показать морских ежей. Тех, которые стреляют иголками, если их тронешь. От места общего купания это каких-то 20 метров. Плывешь над водорослями и смотришь вниз. Делов-то.
Белый песок, проплывающий под тобой на глубине 5 метров, умиротворяет. Обрывки травы, темнеющие то тут, то там, только придают таинственности. Увидишь кусок старого металлического нечта, обросший водорослями, и на ум приходят фильмы о затонувших кораблях. Любопытные рыбки размером с ладонь иногда подплывают так близко, что тянет ткнуть пальцем в серебристый бок. Не кажется ли? Вода вокруг словно воздух – светло и прозрачно. И в это время на тебя неумолимо надвигаются водоросли.
Они встают темнеющее громадой и с каждым гребком становятся все ближе и ближе. Вода вокруг них не голубая, а темно синяя, и по началу трудно разглядеть, что скрывается в этих чернеющих зарослях. Но потом ты подплываешь ближе и отчетливо видишь шевелящиеся тонкие стебли. Легче от этого не становится.
Ты плывешь, а под тобой дышит и шевелится что-то необъятное и живое. Говорите, похоже на ветер в кронах деревьев? Нет. Кажется, что внизу затаилось морское чудовище, а каждая травинка – щупальца, которая так и норовит дотянуться до твоей ноги. Эти длинные, острые шерстинки его огромного тела колышутся и идут волнами. Они завораживают своей медлительностью и затягивают неумелых водолазов. Как реснички огромной хищной инфузории. Маленькие и большие серебристые рыбки, что мирно пасущиеся то тут, то там – лишь прикрытие. Ты знаешь: То, что лежит внизу – видит тебя и ждет. Оно только затаилось.
Глубина становится все мельче. И не видно конца этим зарослям, которые уже все ближе и ближе к телу. Почти касаясь твоего живота колышутся под тобой коричнево-зелеными щетинками. И ты плывешь, не двигая ногами, поджимая живот и плечи, только что бы не дотронуться, не дать прикоснуться этим гибким подвижным иглам.
А в ушах – только звук твоего дыхания. Все чаще и чаще. Истерично. Почти хрип. Волосы покачиваются над маской, пугая чьим-то присутствием. И тихий треск – шуршание пещинок в толще воды. Как стрекотание электропередачь. Только дыхание. Твое дыхание. Только оно.
И тут обрыв, отблеск белого песка внизу. Легче дышать. Оазис завораживает. Островок с огромным камнем посредине, облепленным пятнами ежей и гирляндами устриц. Разноцветные рыбки с любопытством приближаются к твоим браслетам, но ты все еще боишься пошевелиться, боишься привлечь внимания того темного Нечта, что окружает со всех сторон этот кусочек глубины. Пятна зеленых и бурых наростов на каменных боках словно тени. Ежи чернеют глубже, но страшно приблизится, что бы их рассмотреть. Безобидно хлопают раковинами мидии, и где-то деловито ползает по песку краб. Ты любуешься и боишься одновременно. Боишься того, что кто-то может выйти из глубины, ухватить тебя за неподвижную ногу или, наоборот будет привлечен твоим несносным бултыханием. И ты задерживаешь дыхание, которое долбится в ушах, что бы успокоится и подобно рыбам невозмутимо разглядывать такие спокойные камни и безобидные заросли морской травы.
Но надо возвращаться. И снова подставить этому мохнатому чудовищу свой незащищенный живот. Белеющий вдалеке песок – как спасительный маяк. Тонкие кончики травинок едва-едва дотрагиваются до твоих колен, от чего ты приходишь в неописуемый ужас и нервно дергаешь ногами. Ну чего, скажите, боятся… А ведь выйдя на сушу тебе становится стыдно этой маленькой слабости. И вот ты плывешь туда снова. И снова надвигающаяся неизвестность черным ореолом хищно тянет к тебе свои объятья.
А здесь, под водой, ложится лучами солнце. Руки светятся бликами, и почти прозрачные кончики пальцев раздвигают голубую бесконечность будто крылья. Главное не показать, что ты боишься. Боишься этих хищных черных ложноножек, этого волосатого тела, идущего волнами от собственного морского дыхания, которое с каждой волной все ближе и ближе и вот уже почти касается твоей кожи. И нет ничего. Только дыхание. И оно тебя выдает.